Главная » Блохи » Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк. Блохи и их жертвы

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк

Блошиный цирк



Блошиный цирк

В наши дни блошиные цирки стали большой редкостью. А еще несколько десятков лет назад “укрощение” блох было самым обычным делом. На протяжении столетий дрессировщики крохотных насекомых гастролировали по всему миру. В средневековой Европе они производили такой фурор, что их даже обвиняли в колдовстве.

В XVI веке в Англии шестиногих букашек впрягали в пушки и кареты, учили танцевать на канате, кататься на карусели и драться на дуэли. Хотя слово “учили” не совсем уместно: блохи не поддаются никакой дрессировке. На самом деле все зависело от мастерства и ловкости их хозяев. Это были не только настоящие артисты, но и очень тонкие блошиные психологи. Для своих аттракционов они использовали природные рефлексы насекомых, их необыкновенную силу и выносливость.

С именем артиста Обичини, одного из блошиных дрессировщиков, связан известный исторический анекдот. Однажды во время обеда при дворе короля Франции Луи-Филиппа, куда был приглашен и Обичини, исчезла дрессированная неаполитанская блоха Лючия. Позднее один из присутствующих на обеде герцогов обнаружил беглянку на своем теле и отправил ее хозяину, приложив коротенькую учтивую записку “Сегодня она уже пообедала”.

Теперь старинное развлечение с участием маленьких артистов-паразитов можно отнести к вымирающим видам искусства. В мире осталось всего лишь несколько блошиных цирков. Одним из них владеет американка Мария Фернанда Кардозо.



Сегодня у Кардозо в цирке около трехсот “артистов”. Для своей программы она отбирает только кошачьих блох, хотя по традиции это всегда было привилегией Pulex irritans, человеческой блохи. Считается, что она гораздо сильнее и ее легче кормить. Однако в наше время человеческая блоха стала такой большой редкостью, что дрессировщице вряд ли удалось бы собрать свою труппу. Блохи Марии Фернанды Кардозо умеют балансировать на канате, превращаться в живые пушечные ядра, жонглировать. Их можно запрячь в крохотный вагончик. Сейчас ее подопечные осваивают игру в гольф, при этом одна из них даже машет крошечным флажком и отмечает остальным “игрокам” лунки.

Залог успеха таких сложных групповых трюков – четкость, слаженность и элегантность работы всех “артистов”. Каждую блоху можно научить только одному трюку, повторив его сотни раз. Например, можно заставить блох прыгать в определенном направлении, если маленькой лампой нагревать то место, куда они должны приземлиться. Блох даже можно приручить просто при помощи дыхания. Реагируя на углекислый газ, блохи думают, что рядом появилось какое-то животное, и начинают скакать в надежде вспрыгнуть прямо на него.

Кардозо считает, что у каждой ее блохи свой характер. Одни ведут себя очень спокойно, а другие скачут как безумные. Но абсолютно все блохи – очень деликатные и хрупкие создания, чувствительные к потрясениям. Всем блошиным дрессировщикам хоть раз, но пришлось пережить страшную трагедию – смерть артиста, раздавленного невзначай хозяином. Во время тренировок приходится проявлять чудеса ловкости, чтобы не нанести ненароком блохе какую-нибудь травму.



По мнению многих блошиных дрессировщиков, блох-самок гораздо удобнее использовать, чем самцов. Во-первых, они крупнее – у них большое круглое брюшко, и сильнее. Во-вторых, живут они гораздо дольше.

В мире не существует школ для подготовки блошиных дрессировщиков. Марии Фернанде Кардозо пришлось многое осваивать самостоятельно, просто наблюдая за своими крошечными питомцами или читая специальную литературу о жизни насекомых. Перед тем как открыть свой цирк, она решила встретиться с бывшими владельцами некоторых блошиных цирков. Ей удалось разыскать некоторых из них, теперь уже очень пожилых людей. Однако ни один не захотел делиться с ней своими секретами.

Кардозо любит своих питомцев. Иногда она думает, что блохи должны принимать ее почти за бога. Но чаще ей кажется, что не она, а они ею управляют – ведь она посвятила им свою жизнь.

Блохи и их жертвы

Публике чаще всего известно о них лишь то, что они заправские кровопийцы. Приглядят себе жертву, потом шнырь под рубашку, в мех или перья – и вот уже впились в кожу, присосались так, что ни пальцем, ни клювом, ни лапой их не достанешь.

И хотя современный человек за свою жизнь может ни разу не встретить ни одной блохи, даже сегодня ее можно причислить к самым смертоносным существам на Земле. Сто лет назад обнаружили, что блохи являются разносчиками эпидемий, в частности, бубонной чумы, от которой люди гибли миллионами. Это открытие подхлестнуло ученых узнать как можно больше подробностей о блошиной жизни.



В начале нашего века было известно девяносто пять видов блох. Сегодня их уже около двух тысяч. Блохи, как предполагают ученые, произошли от летучих насекомых около десяти миллионов лет назад. Со временем их организм перестроился, они превратились в паразитов и обнаружили, что летать в поисках пропитания – пустая трата энергии. К тому же крылья мешали им прокладывать путь среди густого меха или перьев жертвы. В данной ситуации более живучими оказались те особи, которые, обитая на теле своего “хозяина”, утратили крылья. Процесс эволюции постепенно упразднил все остальные виды.

В зависимости от того, на каком животном обитает тот или иной вид блох, у каждого из них – своя специализация. Есть среди них чемпионы по прыжкам в высоту. Например, кошачьи блохи, представители вида Ctenocephalides felis, могут подскакивать на тридцать пять сантиметров, приземляясь на вытянутые лапки.

Для того чтобы вспрыгнуть на пробегающую мимо собаку или кошку, блоха должна двигаться с ускорением, в сто сорок раз превышающим ускорение земного тяготения. У человека уже при двадцатикратном ускорении начинают ломаться кости. Ни один известный ученым вид мускулов не способен сокращаться так же быстро. Британские энтомологи попытались выяснить, как же это удается блохам. Оказалось, что в их организме содержится резилин – особое белковое вещество, представляющее собой похожую на резину субстанцию. Резилиновый мячик, брошенный с десятиметровой высоты, подскакивает вверх на 9,7 метра. У многих видов блох шарики резилина прикреплены к верхней части задних лапок. Блоха, готовая к прыжку – это все равно что заряженный арбалет. При “выстреле” сжатый панцырь расправляется, и тело, благодаря резилину, подскакивает вверх с неимоверной силой. Это самый скоростной среди всех известных стартовых механизмов животного мира.



Есть блохи, у которых резилиновых шариков нет вообще – они давно отказались от прыжков. Например, блохи, паразитирующие на южноазиатской летучей мыши, не умеют прыгать. Они передвигаются, оседлав уховерток – насекомых с плоским длинным тельцем. На одной такой уховертке исследователи однажды обнаружили более сорока блох. Тесно прижавшись друг к другу и покачиваясь, как пассажиры в автобусе, они ехали “обедать” на безволосое тело летучей мыши. Блохи, в принципе, очень верны своему “дому”. Например, антарктические виды блох могут целых девять месяцев находиться под снегом и льдом, ожидая, когда их “хозяин” – буревестник – снова возвратится в гнездо.

Внешний вид блох очень разнообразен. Бывают блохи, покрытые щетиной, блохи с шипами, блохи с хохолком. Специалист с первого взгляда может определить, кто является потенциальной жертвой той или иной особи: кабан ли это или летучая мышь, ведет ли этот зверь ночной или дневной образ жизни, обитает ли под землей или в кронах деревьев. Большинство блох очень привередливы. Те, что живут на мышах-землеройках, стали бы воротить нос – если бы, конечно, он у них был – случись им вдруг запрыгнуть на крота. Блоха, паразитирующая на ласточках, скорей бы согласилась умереть с голоду, чем сосать человеческую кровь. Примерно двадцать видов блох, обитающих в человеческой среде, предпочитают нам наших меньших братьев. Даже Pulex irritans, которую называют “человеческой” блохой, сформировалась как вид, паразитирующий на свиньях. Хеnopsylla cheopis – разносчик бубонной чумы – обитает на крысах.



В наше время, если человек жалуется на блошиные укусы, то, скорее всего, нарушитель спокойствия – Ctenocephalides felis, кошачья блоха, которая, кроме кошек, может жить на собаках, ежах и даже, если нет выбора, на ящерицах. Кошачью блоху вполне устраивают современные условия, и даже в наших относительно гигиеничных жилищах она чувствует себя просто превосходно.

Люди всех классов и сословий кормили собой блошиное племя на протяжении многих веков. В прежние времена в женском белье устанавливали даже ловушки для блох, а собак во дворцах и замках держали еще и для того, чтобы они служили прибежищем для блох, которых гнали с себя хозяева. В древнем Египте прибегали к еще более оригинальному способу борьбы с блохами. Там натирали раба молоком ослицы и ставили в углу помещения в качестве приманки. Но, как ни странно, люди всегда видели в блохах дружелюбных спутников, а не просто паразитов. Может быть, такое трогательное отношение объясняется свойством нашей психики считать того, кто прыгает, как блоха, симпатичнее того, кто ползает, как вошь. Блохе посвящали стихи. Мефистофель в “Фаусте” Гете поет в кабачке Ауэрбаха ставшую знаменитой песню о блохе. При любом королевском дворе кавалеры посвящали своим дамам целые “блошиные поэмы”. Вот что написал, например, английский поэт эпохи Возрождения Джон Донн: “Сначала присосется ко мне, потом к тебе: в блохе сольется наша кровь”. Крохи-паразиты умудрились даже стать в свое время объектом эротического культа, В XVI веке некоторые кавалеры, найдя насекомое в белье возлюбленной, прятали его в медальон и повсюду носили его с собой.



Еще одно свойство блох – очень необычное сексуальное поведение. Это объясняется особым строением их органов размножения, самых сложных во всем животном мире. Блохи размножаются следующим образом: самка влезает на спину своего партнера и втягивает в себя его половой орган, который даже в неактивном состоянии составляет примерно треть длины его туловища. Орган снабжен шипами, бородкой, а у некоторых видов и чем-то вроде метелки, наподобие той, какой сметают в домах пыль. Внутри самки он должен проделать долгий и извилистый путь, имея при этом немало шансов заблудиться, пока не доберется до той точки, где ему положено оставить семя. Процесс проникновения может занимать больше десяти минут, сам же акт продолжается около десяти часов. Почти все блохи начинают размножаться лишь после того, как насосутся крови своей жертвы. У блох, паразитирующих на кроликах, ритуал отработан до совершенства. Они откладывают спаривание до того момента, пока их крольчиха не забеременеет. Прицепившись к кроличьим ушам, они ждут. Когда крольчиха и кролик, наконец, приступают к делу, их уши начинают гореть, и для кровопийцы это сигнал к началу собственной свадьбы.

За десять дней до появления приплода нервные окончания на ушах крольчихи регистрируют увеличение в крови определенных гормонов. Именно они и возбуждают сексуальный рефлекс у блох. Сексуальное напряжение достигает апогея в период, непосредственно предшествующий рождению крольчат. Теперь уже другие гормоны оповещают блох о том, что пора покидать лопасть уха матери и переселяться на ее новорожденных детенышей. В течение последующей недели каждая блошиная самка откладывает на их теле около пятидесяти маленьких похожих на жемчужины яиц. Взрослые блохи пьют кровь крольчат и затем выделяют ее в полупереваренном виде. В течение некоторого времени это вещество служит питанием для их собственного потомства. Естественно, животные-жертвы пытаются освободиться от назойливых паразитов, и иногда у них это получается. Но часто блохам удается так крепко зацепиться за кожу или шерсть, что бедному животному в одиночку с ними не справиться. Все потому, что блохи имеют в своем распоряжении целый арсенал гребней и шипов, щетины и других приспособлений, которые помогают им оставаться там, где нравится. Например, блохи, паразитирующие на ежах, вцепляются в иглы своей жертвы острыми гребешками. Любители кротов впиваются в шелковистую шкурку зверька с помощью гребня с раздвоенными зубцами. Шесть гребешков на спине некоторых блох особенно хорошо приспособлены для тела летучей мыши. Блоха так крепко держится за нее, что не падает, даже когда мышь выполняет немыслимые ночные пируэты или пересекает по воздуху целый континент.



До сих пор ученые-энтомологи ломают себе голову над вопросом, как избавиться от блох, донимающих домашних животных. Пока никакого эффективного средства найти не удалось. Блохи – насекомые необыкновенно изобретательные. Они процветали на планете задолго до того, как на ней появились люди, и победить их будет очень не просто.

О admin

Рейтинг@Mail.ru